Мечты сбываются или инстинкт против логики читать онлайн

КГБ Кир Булычев. Река Хронос / Кир Булычев / Читать онлайнНазвание книги: Мечты сбываются или инстинкт против логики читать онлайн
Страниц: 100
Год: 2017
Жанр: Боевик

Выберите формат:




Выберите формат скачивания:

fb2

347 кб Добавлено: 31-дек-2017 в 09:12
epub

494 кб Добавлено: 31-дек-2017 в 09:12
pdf

2,3 Мб Добавлено: 31-дек-2017 в 09:12
rtf

359 кб Добавлено: 31-дек-2017 в 09:12
txt

608 кб Добавлено: 31-дек-2017 в 09:12
Скачать книгу



О книге «Мечты сбываются или инстинкт против логики читать онлайн»

Темная опушь пятисотлетних елей наползает на бледную голубизну студеного моря. Шелковистые мхи и густые папоротники кутают их застуженные долгой зимой корни. Остров невелик, длиной 22 версты, шириной 12, а озер на нем 365, – сколько дней в году. Из широко распахнутых врат ветхой церкви, сверкая многоцветными огнями, выступил небывалый крестный ход. Бегут оттелева наши вояки и в одиночку, и бандочками собираются. Супротив самих себя, своего народа нас гонят, и зря мы кровушку свою проливаем. Вот и сговорились мы пятеро подбиться так, чтобы всем разом в разведку идти, начальство, какое будет, ликвидировать и… Взводным у нас тоже старый буденовец был, только не нашего полка.

Между ними лишь тонкая белая лента едва заметного прибоя. Чистые, ясные, студеные, битком набиты они стаями шустрых, игорливых ершей. Так и ходил я промеж двух дорог, а по какой идти – не знаю! Семнадцать епископов в облачениях, окруженных светильниками и факелами, более двухсот иереев и столько же монахов, а далее нескончаемые волны тех, чьи сердца и помыслы неслись к Христу Спасителю в эту дивную, незабываемую ночь. Его очень опасались, по прежнему времени таких шкурами звали.

Донья – каменистые; круглые, обточенные веками булыжники пригнаны плотно друг к другу, словно на московской мостовой. – Всё-таки я не понимаю вас, причем же тут этот полковник кавказский? Торжественно выплыли из дверей храма блистающие хоругви, сотворенные еще мастерами Великого Новгорода, загорелись пышным многоцветием факелы-светильники – подарок Веницейского Дожа далекому монастырю – хозяину Гиперборейских морей, зацвели освобожденные из плена священные ризы и пелены, вышитые тонкими пальцами Московских великих княжен. Немногие услыхали прозвучавшие в церкви слова Благой Вести, но все почувствовали их сердцами, и гулкой волной пронеслось по снежному безмолвию: – Воистину Воскресе! – прозвучало под торжественным огнистым куполом увенчанного сполохом неба. Крестным знамением осенили себя обреченные смерти в глухой тьме изолятора. Спуску ни в чем не давал и с политруком дружбу вел.


В полдень видно всё, что творится на дне, каждый камешек, каждую рыбешку… Святитель Зосима вечный пост на нее наложил: убоины всем тварям лесным не вкушать, а волкам, что не могут без горячей крови живыми быть, путь с острова указал по своему новогородскому обычаю. – И вы, волки, твари Божие, во грехе рожденные, во грехе живущие. А вот когда я над полковником этим раздумался, всё по-другому стало. Распухшие, побелевшие губы цинготных, кровоточа, прошептали слова обетованной Вечной Жизни… Восстанет из пепла и великий монастырь – оплот Земли Русской. Генерал Книга, наш же действительный буденовец, зачал при открытии войны старых конников собирать в свою особую дивизию.


Волки послушались слова святителя, поседали весной на пловучие льдины и уплыли к дальнему Кемскому берегу. Идите туда, на греховную матерую землю, там живите, а здесь – место свято! С тех пор лишь робкие, кроткие олени да пугливые беляки-зайцы живут на святом острове, где за четыре века не было пролито ни капли не только человечьей, но и скотской горячей крови. С победным ликующим пением о попранной, побежденной смерти шли те, кому она грозила ежечасно, ежеминутно… Ликующий хор "сущих во гробех" славил и утверждал свое грядущее неизбежное, непреодолимое силами Зла Воскресение… Духа не закуете, и воскреснет он в вечной жизни Добра и Света! Воскреснет Русь, распятая за грехи мира, униженная и поруганная.


Об этих обозах в "кладовых листах" не раз писано, а в "рухольных" – ответные царские дары мечены: златотканные ризы парчевые, золотые панагии и чаши, убранные самоцветами, заморского веницейского мастерства, шелковые платы, покровы и плащаницы, вышитые нежными перстами дочерей царских, Московских великих княжен. Рухнули стены, разделявшие в прошлом петербургского сановника и калужского мужика, князя-рюриковича и Ивана Безродного: в перетлевшем пепле человеческой суетности, лжи и слепоты вспыхнули искры Вечного и Пресветлого. Эта заутреня была единственой [1], отслуженной на Соловецкой каторге.

Кое-что из этого и теперь осталось, стоит за стеклом в бывших палатах архимандрита – теперь антирелигиозном музее. Позже говорили, что ее разрешение было вызвано желанием ОГПУ блеснуть перед Западом "гуманностью и веротерпимостью". – Шел я тогда в крестном ходу этом, – шепотом, как великую тайну, рассказывает мне собеседник, – и чую, что вот на гору свою я взбираюсь, будто сила какая меня несет.


Перейти к следующей книге

Комментарии

  • Роман понравился. Не скажу, что захватывает уж сильно, но вполне себе.

  • Дочитала я лишь до постельой сцены первой брачной ночи. Дальше не смогла. Сначала я не поняла, почему, обычно такой немногословный ГГ, вдруг во время занятий сексом, начал много говорить. Диалоги героев после секса, вообще меня стали раздражать. В двух с

  • Да бросьте, за что Вы извиняетесь)))) спасибо Вам за то, что уделили время и внимание моей книге! Рада, что Вам понравилось))

Оставить отзыв